RSS

Меню сайта

Категории каталога
Интервью с игроками [21]
Интервью с другими людьми [8]
Материалы об игроках [4]
Материалы по играм [9]
Разные статьи [12]

Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта

 Новости 
Приветствую Вас, Гость Вторник, 2017-12-12, 3:04 PM

Начало » Статьи » Разные статьи

Статья о том как журналист в Пермь съездил!
Взято с http://www.sovsport.ru/news/default.asp?id=256670

За шесть суток до матча звоню в «Невский Фронт».
– Ближайший выезд, на который мы принимаем заявки – ответная кубковая игра со «Спартаком» в Москве, – отвечает мне охрипший мужской голос в трубке. – В Пермь организованной поездки не будет. Каждый будет добираться, как сможет. Кто-то на поезде из Питера поедет, кто-то через Москву. Человек 350 должно доехать.

Что ж, еду дикарем – тем интереснее! Беру билет на пятничный поезд Петербург – Тюмень, обратно на воскресный Нижний Тагил – Петербург.
ПЯТНИЦА. 90 «ЗЕНИТЧИКОВ» В ОДНОМ ПОЕЗДЕ

15:00. Уезжать повезло с самого современного железнодорожного вокзала Питера – Ладожского. На платформе замечаю шумную компанию из 30 человек. На многих зенитовская атрибутика, а кто-то просто одет в клетчатые шорты (и это при всего-то +3 на улице!) и бейсболки. Ребята неспешно потягивают пиво, фотографируются. Провожающие постепенно удаляются в направлении метро, а отъезжающие начинают грузить в вагон один за другим ящики с баночным пивом.
15:20. Основная группа «зенитчиков» – человек 25 – оказывается в плацкартном 13-м вагоне. Все билеты туда были раскуплены еще за неделю до отправления, поэтому мне пришлось взять купейные места в соседний 12-й. Я еду вдвоем с мужчиной лет 45-ти.
– А я вот тоже раньше за «Зенит» болел, в 80-е даже с друзьями на стадион ходил, – признается мой попутчик. – А теперь с работой совсем зашился, живу между двумя городами. Так что уже и «Амкар» мне как родной стал. Кстати, ты же наверняка захочешь перед матчем по городу побродить. Предупреждаю: Пермь – самый бандитский город России. Кругом мелкая шпана, на улицах по ночам гоп-стоп процветает. Так что лучше без нужды не болтайся и остальным питерским передай.
21:10. Первая большая стоянка – город Бабаево Вологодской области. Все высыпают на перрон, и становится понятно, что «зенитчиков» на самом деле гораздо больше: они не только в 13-м, но и в 10-м и в 5-м вагонах. Всего набирается человек 90.
00:20. Череповец. Проводница из 13-го вагона жалуется двум милиционерам: «Сейчас составим акт, надо всех фанатов снимать. Они туда-сюда бегают, орут, в тамбуре туалет устроили. Обычные пассажиры уже намучились». Люди в форме виновато опускают глаза и, переминаясь с ноги на ногу…. Наконец майор флегматично произносит: «Надо самого буйного снять с поезда, тогда и остальные успокоятся». Но и это предложение повисает в воздухе: лезть разбираться вдвоем в разгоряченный вагон милиционерам откровенно не охота. Под конец этот же майор, чтобы хоть как-то оправдаться, заверяет проводницу: «Мы передадим по рации, и в Вологде к вагону наряд побольше подтянется. Там и разберутся, что дальше делать».
00:30. Кто-то стучится в дверь купе. Открываю. Заходит парень лет 20-ти. Плотное телосложение, несколько татуировок на руках и еще одна на ноге. Протягивает руку:
– Дима.
– Андрей.
– Один едешь?
– Один.
– А у меня в 11-м вагоне место. Там тоже больше «зенитосов» нет. Давай выпьем, что ли, за знакомство, – Дима протягивает жестяную банку с пивом.
01:30. Оказывается, я не единственный в 12-м вагоне, кто едет в Пермь на футбол. Знакомлюсь с Антоном из третьего купе. В его одежде нет ровным счетом ничего, что говорило бы о принадлежности к зенитовской среде. Уже потом замечаю, как на воротнике куртки блестит небольшой клубный значок.
– Отец передал, – хвастается Антон.
Он закончил железнодорожный институт и сейчас работает связистом. Говорим о фанатских делах.
03:00. Вологда. Обещанного наряда милиции не видать. Я снова разговариваю с Антоном в коридоре. Громко смеюсь. Проводница выходит из своего купе и орет на меня: «Чего людям спать мешаешь! А ну быстро в свое купе, иначе сейчас милицию вызову!» Загреметь вместо настоящих буйных мне не хочется. Иду спать.

СУББОТА. СТОЛКНОВЕНИЕ С АБОРИГЕНАМИ
11:30. Едва проснулся, получаю предложение попить пивка. На этот раз отказываюсь: слишком жестко будет для подъема.
14:00. Киров. Стоянка поезда 25 минут, и мы с Антоном решаем сбегать в город за едой. Широкую привокзальную улицу приходится переходить буквально вброд: грязюка страшная. Заходим в кулинарию и берем пять пирожков. Все удовольствие – 25 рублей.
15:30. Дима заходит к нам в купе, и мы разговариваем часа два.
– А почему решил в футбольные фанаты-то податься? – спрашиваю.
– Так интересно ведь! Вот у меня во дворе, например, постоянно собирается компания из пацанов примерно моего возраста. Каждый день они долбают «полторашку» (пластиковую бутылку пива объемом 1,5 литра – Прим. ред.) под сухарики. Сидят нога на ногу, скучают. А у меня из-за футбола такая жизнь насыщенная!
За «Зенит» Дима катается с 2001 года.
16:00. В нашей компании прибавление: в купе заглядывает щупленький парень лет 20-ти. Зовут Андреем. Пять секунд назад он «ради прикола» спер сигнальные флажки у проводницы, и теперь прячет их под мой матрас. Но та быстро обнаруживает пропажу. Уже устав воевать с нами, проводница спокойно говорит Андрею: «Верни назад, что украл». Приходится снова лезть под матрас.
21:20. Находить себе занятие все труднее: пиво выпито, травка скурена, проводницы уже доведены до предынфарктного состояния. Впрочем, зашедшие на пару минут в мое купе двое молодых парней быстро определяются, на что потратить оставшийся до прибытия час.
– Пошли занавески «подрежем»! – говорит один другому.
– Зачем? – задаю я дилетантский вопрос.
– Так фирменные же, «Тюмень» написано. У нас уже целая коллекция из разных поездов!
22:30. Пермь. Пока поезд ползет мимо перрона, за окном уже доносится «Сине-бело-голубые, хэй, хэй!» Это те, кто приехал на более раннем поезде. Встречает нас и милиция. Два человека в форме спокойным шагом меряют платформу и следят, чтобы высадка фанатского десанта прошла спокойно. Какой-то подвыпивший парень в амкаровском шарфе заряжает в подземном тоннеле «Пермь! Пермь!» и «Зенит-отстой!» Наши его игнорируют: зачем размениваться по мелочам?
22:40. По толпе пробегает слух, что в пермских гостиницах не осталось мест. Тем временем окончательно оформляется наша компания. На поиски жилья отправляемся вчетвером: я, Дима, Антон и Андрей. Покупаем карту Перми и долго смеемся над названиями городских окраин. Как вам, например, перспектива пожить в микрорайоне «Кислотные дачи»?
23:20. Доходим до гостиницы «Урал» – самой большой в Перми. К удивлению, находим здесь дешевые и главное свободные двухместные номера: по 600 рублей на человека. Андрей, который в Перми уже не первый раз, вспоминает, что в 2005-м, в «Урале» остановилось 500 наших фанатов, которые за несколько секунд разогнали группу из 30 пермских хулиганов, непонятно на что надеявшихся. Мы заполняем анкеты, берем ключи и идем обратно на вокзал: за вещами, которые оставили в камере хранения.
23:35. За разговорами быстро проходим пару километров и подходим к небольшому парку, который разбит прямо перед вокзальной площадью. Я замечаю в 100 метрах от нас подозрительную группу из 30 человек и обращаю на это внимание ребят. Решаем перейти дорогу и идти по противоположной стороне.
00:10. Забрав сумки, идем обратно. Практически в том же месте снова видим каких-то подозрительных персонажей. Только теперь их двое. Оба разговаривают по мобильному телефону и смотрят на нас с противоположной стороны. Мы спокойны: пока что соотношение сил в нашу пользу. Вдруг из темноты парка выскакивают те самые 30 человек и с криками «Из Питера? Стоять!» быстро приближаются к нам. Дима остается на месте, а мы втроем включаем максимальную скорость и бежим в направлении гостиницы, пару раз едва не угодив под машину. Андрей где-то отстал, остаемся мы вдвоем с Антоном. Пробежав метров 500, останавливаемся и оглядываемся: хвоста вроде нет. Идем уже обычным шагом по центральной магистрали города – улице Ленина. Впереди, возле супермаркета, замечаем еще одну компанию. Их, конечно уже не 30, а где-то 15, но нам от этого не легче: нас то всего двое. Ребята, пока мы переходим дорогу, сверлят глазами наши спины, а потом срываются с места. Антон соображает быстрее и снова дает стрекача, а меня окружает семь человек. Я получаю удар по затылку, а потом еще один – в скулу. Далее они переключаются на погоню за Антоном, а я выхожу на дорогу и начинаю ловить машину. Останавливается черная «Волга».
– Откуда такой запыхавшийся? – спрашивает водитель.
– Да от местных ребят убегал. Завтра же футбол у вас – «Амкар» – «Зенит» – вот они сейчас питерских небольшими группами и отлавливают.
– А у тебя мозгов хватило ночью по городу расхаживать! – неожиданно вскипает этот с виду добродушный дядька. – Это же тебе не Питер! Провинция! Слава богу, еще так легко отделался. Ладно, говори, куда ехать надо.
01:15. Встречаемся в гостинице втроем: я, Антон и Дима. Рассказываем друг другу свои истории. Антон убежал и поймал такси, а Дима сумел убедить толпу из парка, что когда 30 человек бьют одного – это неправильно. Андрюхи с нами нет. Тревожно. Заводим будильники на два часа дня и ложимся спать.

ВОСКРЕСЕНЬЕ. К СЕКТОРУ ПОДОШЕЛ ТОЛЬКО ТИМОЩУК
13:55. Просыпаюсь от стука в дверь: на пороге Антон и Дима. У них за спинами два друга Антона: Денис и Ваня. Ребята добирались через Москву и приехали сегодня утром. Все вместе идем перекусить перед матчем в пивную. Об Андрее по-прежнему нет никаких новостей.
14:40. За столом в пивной каждый травит истории из своей фанатской биографии. Денис вспоминает, как во время одного из выездов в Махачкалу, когда «Анжи» еще играл в «вышке», местные прямо на перроне предупредили всех питерских фанатов: «Убирайте подальше свои шорты и ходите по улице только в штанах. Иначе зарежем!»
15:55. Пермский стадион, если посмотреть на него сверху, – это летающая тарелка, аккуратно приземлившаяся посреди обычных многоэтажек. Правда, чтобы попасть внутрь этой тарелки, нужно купить билет (на гостевую трибуну – 100 рублей), пройти по размытым дождем тропинкам, перетерпеть приличную давку перед секторами, а в случае с приехавшими фанатами еще и пройти тщательный досмотр. Прежде чем меня пропускают на сектор, милиционер в штатском просит показать паспорт, откуда считывает на диктофон несколько строчек: «Лялин Андрей Вадимович, 1988 года рождения, родился в Ленинграде».
16:10. Я наконец-то на секторе! Наших – человек 300. Говорят, что многие не поехали в Пермь, потому что копят деньги на следующие выезда: в Томск и Владивосток. Маршруты дорогие, но очень интересные.
16:15. Подходит Андрюха. Успокаивает: «Со мной все в порядке. Я убежал от них на вокзал, а там встретил наших. Выпил литров пять пива и про гостиницу уже забыл: проснулся на вокзале в два часа дня. Говорят, правда, местные все равно кого-то из наших поймали и сломали два ребра».
16:20. Кушев забивает за хозяев. Некоторые болельщики «Амкара» поворачиваются в сторону нашего сектора и делают характерные движения тазом, которые бы по достоинству оценил автор древней Камасутры. Мы отвечаем тем же.
16:50. В перерыве всем «зенитчикам» можно сходит в биотуалет, но большинство проводит эти 15 минут на секторе. Денис, стоящий рядом со мной, рассуждает о нынешних взаимоотношениях зенитовских болельщиков и команды: «Надо четко понимать, что сейчас мы ездим на выезды для себя и тратим деньги тоже на себя. Даже если на гостевом секторе не будет ни одного человека, они (игроки «Зенита» – Прим. ред.) ничего не заметят. Вон Федотов недавно сказал, что не слышал, как фанаты его команды молчали в знак протеста первые полчаса игры. У наших такая же история. Им после матча даже к сектору лень подойти: ручкой пару раз из центра поля помашут и – в раздевалку.
17:15. Несмотря на отвратительную игру «Зенита», наш сектор практически не замолкает. У меня с непривычки начинает болеть горло. Чувствую, как горят отбитые ладони.
17:25. Гол Зырянова. Кому-то из наших все-таки удалось пронести файер. Теперь уже мы поворачиваемся к хозяйским секторам и делаем те же движения, что они в первом тайме. В ответ в наш сектор летит один небольшой камень. И тот не долетает: от других трибун нас отделяет один пустой сектор и ряд курсантов.
17:50. Финальный свисток. К нашему сектору подходит только Тимощук. Более того, украинец снимает футболку и бросает ее в толпу. Дальнейшая судьба трофея – загадка.
18:05. Вопреки мрачным ожиданиям, с сектора нас выпускают быстро: через 15 минут после окончания матча, как только полностью освободились остальные трибуны. Тучный подполковник командует: «Сейчас вы все разойдетесь по четырем автобусам, которые довезут вас до вокзала. До этого момента из оцепления вас никуда не отпустят. Для вашей же безопасности».
18:20. Поездка в пропитанном насквозь запахом солярки «Икарусе» получается очень веселой. Кто-то из фанатов надевает на голову противогаз, высовывается в окно и кричит на всю улицу всякие непристойности в адрес пермяков и футбольного клуба «Амкар». Прохожие отвечают взаимностью, показывая в нашу сторону средние пальцы и делая все то же движение тазом.
18:35. На вокзале всех загоняют в зал ожидания. Один из милиционеров берет в руки мегафон и объявляет: «У кого есть гостиница – показываем паспорта и ключи, после чего выходим на улицу. Остальные остаются здесь и ждут своих поездов. Предупреждаю всех, кто еще не приобрел обратные билеты: на питерские поезда билетов больше не осталось».

ФАНАТЫ НЕ ИГРАЙТЕ С… ОГНЕТУШИТЕЛЯМИ!
19:10. Добравшись на такси до гостиницы, прохожу мимо занятного памятника. Бронзовый фотограф, на которого питерские фаны уже успели надеть «правильный» шарф, делает портрет пермяка. При этом у последнего вместо головы – дырка, а на бронзовый ободок прикреплены только уши. И подпись: «Пермяк соленые уши» (согласно легенде, жителей Пермской области стали так называть с начала работы соляных приисков в Соликамске – Прим. ред.).
22:00. Под вечер происходит самая мрачная история выезда, которая едва не заканчивается трагедией. Трое прилично выпивших молодых фанатов лет 18-20 открывают в гостинице ящик с огнетушителем и понарошку стреляют из него друг в друга. Потом один, уже всерьез, срывает с огнетушителя кран и неудачно направляет струю белого порошка прямо себе в лицо. Левый глаз моментально распухает и заплывает, боль страшная, сам парень лежит на кровати и не может оторвать руки от глаза. Приходится вызывать скорую.
– Очень сильный ожог. Последствия могут быть самыми серьезными: даже зрение может потерять. Дней семь нужно в больнице провести, – доктор настаивает, что о поезде, который отправляется через два часа, этому парню можно забыть.
С потерпевшим в больницу отправляется его друг. Что-что, а своих в беде фанаты не бросают. На привокзальной площади, где дожидается поезда большая часть «зенитчиков», бросают клич: нужно собрать деньги на лекарства и обратную дорогу парням. Собирают 1100 рублей. В Питере каждый обещает добавить еще.
23:30. Посадка в поезд. Проводницы, увидев, кого им придется везти, приходят в ужас.
– Я уже как-то раз ехала с фанатами, – вспоминает одна. – Это был настоящий ад! Дошло до того, что они из моего купе картошку в мундире украли.
Тем временем за несколько минут до отправления на перроне появляется тот самый юноша с ожогом глаза. Голова перебинтована, но страданий на лице уже меньше. Доктора отпустили-таки его из больницы, дав с собой пакет медикаментов.
02:30. На ближайшей от Перми станции – Менделеево – ссаживают с поезда фаната-безбилетника. Благо товарищи успели общими усилиями насобирать 800 рублей, чтобы не застрял малый надолго в глуши Пермской области.
ПОНЕДЕЛЬНИК. ФАЙЕР В ВАГОНЕ ПОЕЗДА

07:50. В Кирове высаживают еще одного «зенитчика». Им оказывается… парень с ожогом глаза. Собранных денег хватило только на медикаменты, а обратного билета у него не было. Милиционеры все делают очень быстро и неожиданно, так что у юноши даже нет времени захватить с собой паспорт и лекарства. Его друг, узнав об этом, на следующей же остановке выскакивает из поезда и направляется в Киров, прихватив с собой забытый другом паспорт и пакет с необходимыми препаратами. Деньги ребятам обещают прислать из Питера. Да, есть оно – фанатское братство!
15:30. В соседнем вагоне зажигают файер. Слава богу, делают это в тамбуре: легко воспламеняющегося белья поблизости нет. Но проводница и обычные пассажиры в шоке: так ведь и весь поезд можно спалить!
23:30. В Бабаево зажигается еще один файер – на этот раз на перроне. Стоящие неподалеку три милиционера с олимпийским спокойствием взирают на происходящее. Проводницы вполголоса ворчат: «Менты, как обычно, и пальцем не пошевелят. А в прошлом году, когда «Зенит» в Перми играл, фанаты вообще поезд разгромили. Был новый фирменный состав на маршруте Петербург-Свердловск – «Демидовский Экспресс». Так после этих дикарей многие вагоны пришлось на ремонт отправлять».
– Самое плохое: нас никто не предупредил, что сейчас с фанатами поедем, – подключается к разговору еще одна проводница.
06:20. Ладожский вокзал. С заспанными лицами и заторможенной реакцией, «зенитчики» выходят из вагонов и спешат в метро: многим еще нужно успеть на учебу или работу. На проводницу, которая жаловалась, что ее «не предупредили», нельзя смотреть без сострадания: она с трудом сдерживает зевоту и буквально валится с ног от усталости.
– Так ни разу и не поспала в дороге, – жалуется она подруге из соседнего вагона.
Наверное, в следующем году эта женщина уже не будет ждать, когда ее предупредят о наплыве фанатов. А сама перед началом сезона купит футбольный календарь, обведет красным маркером дату матча «Амкар» – «Зенит» и просто возьмет себе на этот день выходной.

Источник: http://www.sovsport.ru/news/default.asp?id=256670

Категория: Разные статьи | Добавил: ShmeL (2007-04-18)
Просмотров: 579 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 2
2  
гопота, нах! в 2008ом все на пермь! evil

1  
мда, позорище,на 4-ых в 30 прыгать, абзац.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Сделать бесплатный сайт с uCoz